alexkots (alexkots) wrote,
alexkots
alexkots

Categories:

Окопная правда-5

Про этого парня мне рассказал НШ батальона 693 полка Петя Убушиев: «Мы его на следующий день после вашего боя нашли, 10-го получается. Ночь там пролежал. Лицо все обожженное, весь в крови. Наши шаги услышал, затрясся весь, сжался. Я ему говорю, тише браток, свои. И он успокоился, обмяк».
Рядом с Олегом валялись разорванные в труху документы и разбитый мобильник. Он не помнит, как уничтожал все это в полузабытьи. Удивительный, веселый парень с удивительными воспоминаниями о бое, в котором он не должен был принимать участие. Оставленного в резерве водителя БРДМ (на случай, если кого-нибудь придется эвакуировать) отправил вслед уходящей БТГр прилетевший на вертолете штабист: «Ты что здесь расселся, трус». Участник второй чеченской не стал спорить, просто прыгнул в машину, догнал своих и с ходу вступил в бой.
Мы с Д.С. навестили его в Прохладном. Интервью с ним было показано и в фильме Саши Сладкова.

1 часть тут: alexkots.livejournal.com/33000.html
2 часть тут: alexkots.livejournal.com/33079.html
3 часть тут: alexkots.livejournal.com/34261.html
4 часть тут: alexkots.livejournal.com/35407.html


- С чего для тебя началось 8 августа?
- Нас подняли в 2 часа ночи. Были ракеты, две штуки, потом разбудили командира взвода, он пошел на совещание. Сказали, что поднимаемся по тревоге на Цхинвал. Все. Быстро собрались и выдвинулись.
- Откуда?
- С Мамисонского перевала.
- Были какие-то предчувствия?
- Не знаю, врать не хочу… Что-то чувствовал. Какое-то смятение. Но что – не понял. Не до этого было.
- Когда первые выстрелы услышал?
- Когда мы спустились по Зарской дороге и выехали по дороге на Цхинвал. Особо ничего не чувствовал, Мы так-то привыкшие к этому делу были. Выстрелы и выстрелы. Никакого внимания на них не обращали. А потом встретили БМП с осетинами. Они сказали, что Цхинвала уже нет.
- Что почувствовал?
- Тревога была. У меня там как-никак братья были. Два троюродных брата. Сразу за них подумал.Что их уже нет. Они в миротворческом батальоне служили. Старший – Николай. В первую компанию воевал, во вторую. Младший – Миша.
- Мы в город вместе входили?
- Да, 9-го. Я был водителем-механиком БРДМ. Вы когда только подъехали, мы еще сухпайки вместе ели. Ну вот, вошли в город, начался обстрел. Нас там хорошо встретили. Колонна встала и по нам начали стрелять. Я сел за пулемет ПКТ и стал обрабатывать окна на чердаках, кусты, откуда по нам стреляли. Снайпера работали. Подбили первую БМП, хотя она шла на приличной скорости – километров 35 в час. Я понял, что не проскочу. Мы спешились под правую сторону. Обстрел крупный, прям видно пули над головой летящие, трассера. Решил посмотреть, откуда ведется огонь. У меня всего два магазина было, впустую боеприпасы неохота расходовать было. И тут прозвучал взрыв. В машину попал. И я уже ничего не помню. Помню, как меня подняло, перевернуло. Я сальто сделал и упал. Я там ползал, у меня кровь текла – с ушей, со рта, с глаз. Мысль была, что просто контузия, вот от давления кровь и течет. Жан (???) говорит, он подошел ко мне, я уже не дышал. По полку уже потом сообщили, что я погиб. А очнулся я уже во Владикавказе. Или в Ростове. Уже не помню. Бред был в голове, у меня все перепуталось. Я не знаю, можно ли об этом рассказывать или нет. Мне казалось, что я еду в поезде в Великую Отечественную войну.
Еще когда ранение только получил, какое-то видение что ли было. Я стою перед БМП, а передо мной сидит старец. С большой такой книгой. Не знаю, кто он был – апостол, не апостол. Я не спрашивал его. А сбоку от него кучка солдат была. Четыре-пять человек. Мне показалось, что это танкисты. В шлемофонах, в черной робе. И я слышал их голоса – они просили его о прощении. Не видел я никаких тоннелей. Небо было такое светло-голубое. Облака как бы вокруг меня стояли, и луч света прямо на меня падал. Это я четко помню. Я постоял, вспомнил про своего ребенка, жену, и подумал, что я не могу их оставить. И стал просить этого старца о пощаде. А совсем в чувство я уже пришел в Бурденко.
- Что теперь со зрением?
- Ну зрение… Я уже знал, что потерял его, еще когда перед старцем стоял – знал. Потому что у меня было видение, что я седовласый старик и мне казалось, что со мной было два моих сына. Я их учил сено косить в деревне. Как правильно косу править, как волок класть. Но они почему-то называли меня не отец, а дед. И жену называли бабка. Вот тогда я уже знал, что буду слепой. А когда я очнулся в Бурденко, возле меня был врач. Он спрашивал, как меня зовут, могу ли я шевелить левой рукой, левой ногой. Они думали, что я был парализован на левую сторону. Но слава Богу все намного лучше. Сказали, что надо молиться и ждать. Контузия отойдет от нерва, может оно само собой со временем восстановится. Вот пока молимся и ждем, операцию еще нельзя делать. Сказали ждать надо в течение трех лет.
- Как себя сейчас ощущаешь?
- Сейчас самое главное – притираемся с женой. Привыкаю к этой темноте постоянной – непривычно. Жил полноценной жизнью до 31 года, а тут бац тебе – нате! Здрасьте получилось, как говорится. Супруга молодец у меня, грех жаловаться. Не потеряла надежды. Когда она в Ростове подошла к врачу спросить, буду ли я жить, будет ли зрение, врач “обнадежил”: “Больше двух недель не проживет, можете ехать домой”. И ей выдали форму – камуфляж, берцы, спальный мешок. Ну типа в чем меня хоронить будут. Она не поверила, и правильно сделала.
- Жалеешь о том, что произошло?
- Нет, ни капли. Что бы не случилось, на все воля Божья. Рано или поздно, суждено этому было случиться. Потому что не может быть так. Столько лет прослужил – и ни одной царапины.
- Что дальше?
- Как жить дальше? Ну я надеюсь, что вернется зрение ко мне. И там буду думать. Приспосабливаться к этой жизни
 

Tags: 135 полк, Цхинвал, боевые действия, война в Южной Осетии, окопная правда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →